Китайский пояс примеряют на Балканах
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
В стране и мире
07.09.2019 08:49

Полицейские из Поднебесной на улицах сербских городов



Китайское присутствие на Балканах скоро перестанет быть только международной формулой и приобретет живые человеческие формы. Этой осенью на улицы Белграда, а также средневековой столицы Сербии Смедерево и красавца-города Нови-Сад выйдут китайские полицейские. В совместных с сербскими коллегами патрулях они станут обеспечивать общественный порядок. Общаться между собой блюстители закона будут по-английски.


Однако не это стало главным пунктом договоренностей министра внутренних дел Сербии Небойши Стефановича и министра общественной безопасности КНР Чжао Кэчжи, который побывал в Белграде в мае. Они подписали соглашение об учреждении совместной рабочей группы по осуществлению плана «Один пояс, один путь» (ОПОП).


Идея суперпроекта впервые была высказана председателем Си осенью 2013 года. Почему в его названии повторяется слово «один»? Итоговый план вобрал в себя два предыдущих — «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской Шелковый путь XXI века». Новый, сверхамбициозный, рассчитанный на три десятилетия замысел Пекина, к которому, по замыслу разработчиков, может подключиться почти семьдесят государств с населением, составляющим до двух третей мирового, стали называть китайским планом Маршалла. Внешне он нацелен на формирование единого евроазиатского торгово-экономического пространства, создание глобальной инвестиционной инфраструктуры и трансконтинентального транспортного коридора, в первую очередь путем щедрых китайских инвестиций. Однако «на земле» ОПОП распадается на ряд национальных проектов, к которым появляются вопросы.


Балканские страны относятся к так называемому центральному коридору ОПОП, которому предстоит соединить Шанхай и порты на востоке Китая со странами Центральной Азии — Киргизией, Узбекистаном, Туркменистаном, Ираном, Турцией, и затем, следуя через Балканский полуостров, выйти к портам Франции. С учетом чувствительной политической обстановки в регионе и прискорбного состояния существующей инфраструктуры это самый сложный участок. Его витриной выбрана Сербия — титульная, если можно так выразиться, страна Западных Балкан. Ей суждено олицетворять высокие европейские амбиции геополитического пространства вокруг и одновременно его трагическую разобщенность, которая обогатила политический словарь термином «балканизация».


Уже к 2015 году китайские инвесторы вложили в страны — участницы ОПОП около 15 млрд долларов, а объем торговли Китая с ними в 2014–2016 гг. превысил 3 трлн долларов. За период с 2007 по 2017 год, сообщал портал Euronews со ссылкой на Европейский инвестиционный банк,


объем инвестиций Китая в шестнадцать стран Восточной и Центральной Европы достиг 12 млрд евро, причем треть этой суммы пришлась на Сербию, а пятая часть — на Боснию и Герцеговину.


Повышенный интерес стратегов ОПОП к Сербии аналитики объясняют тем, что, основательно закрепившись здесь и дождавшись вступления Сербии в Евросоюз, Пекин рассчитывает получить «широкополосный» доступ в экономические и финансовые структуры всех стран Западных Балкан.


Фото: Reuters



В Сербии все начиналось с эффектной акции. В 2014 году Китай купил крупнейший сталелитейный завод «Железара Смедерево» — в том самом городе, где сейчас ждут китайских полицейских. Флагман национальной металлургии находился на грани банкротства. Завод перезапустили, и его посетил лично председатель Си. С экономической точки зрения это приобретение было для Китая не слишком значимым, но сохранение пяти с лишним тысяч рабочих мест дало Пекину возможность заработать очки у сербского руководства.


Однако многие последующие контракты и соглашения в рамках ОПОП не только на Балканах, но и по всему миру заключались без тендеров, напрямую между фирмами, избегая глаз общественности. В Сербии скандальным примером стал случай с компанией Energoprojekt Niskogradnja, имевшей лицензию на финансируемое Китаем строительство отрезка шоссе Е-763 из Белграда в Черногорию. Она по-тихому вручила контракт на 75 млн долларов консорциуму из трех фирм, не имевших строительного опыта, но связанного с кем-то в правящей верхушке.


Сейчас белградские власти переключили китайцев на сферу общественной безопасности. «Государственной тайной» объявлен контракт 2017 года о «стратегическом партнерстве» со знаменитой китайской фирмой Huawei. Подписанный с сербской стороны главой МВД Стефановичем, контракт предусматривает создание систем «умного города», включающих распознавание лиц, в Белграде, Нови-Саде и Нише. Это, судя по всему, уже сделано, хотя МВД отказывается сообщать детали, несмотря на требования гражданских активистов.


Движение «Не отдадим Белград» считает сделку с Huawei частью наступления на инакомыслящих, которое включает нелегальную слежку за ними.


…Сравнительно быстро позитивный имидж ОПОП как нового плана Маршалла начал увядать, о нем стали говорить как о воплощении эгоистических амбиций Пекина. Европейский союз попытался ограничить присутствие Китая на своей территории и противостоять его влиянию. В 2017 году в ЕС началось расследование в связи со строительством высокоскоростной железной дороги между Белградом и Будапештом. Чиновники заключили, что этот план, по которому «Один пояс, один путь» протянется в самое сердце Европы, нарушает правила ЕС о публичных тендерах на крупные транспортные проекты. Как отмечал, в свою очередь, Euronews, эксперты предупреждали, что другой китайский проект — строительство скоростного шоссе в Черногории — способен увеличить ее долг до объема, который может обернуться для такой маленькой страны тяжелыми последствиями.


Прошлой осенью ЕС обнародовал план, который должен конкурировать с ОПОП и ограничить влияние Китая. Эта стратегия по обеспечению связи между Европой и Азией, писала гонконгская South China Morning Post, должна улучшить пути взаимодействия между двумя регионами, уделяя при этом много внимания соблюдению экологических и социальных норм, заботясь о том, чтобы страны — участницы проекта не оказались втянутыми в долги, которые они не смогут выплатить. ЕС не хотел, чтобы кто-то из его стран оказался в ситуации Шри-Ланки, чье правительство было вынуждено отдать в пользование китайской компании свой стратегически важный порт Хамбантота после того, как не смогло выплатить долг. Добавим, что сейчас там сооружается китайская военно-морская база.


Фото: Reuters

 


На Мюнхенской конференции по безопасности — 2019 был подбит баланс того, что в одном из докладов встречи квалифицировалось как китайская «дипломатия долговой ловушки». Черногория задолжала Китаю эквивалент 80 процентов своего ВВП. На Китай приходится 20 % внешнего долга Македонии, для Боснии и Герцеговины эта величина составляет 14 %, а для Сербии — 12 %.


Так или иначе, но Китай, завербовавший в ОПОП все страны региона, кроме Косово, по-прежнему имеет на Балканах привлекательное лицо — и не только потому, что не требует от своих партнеров соблюдения прав человека или других демократических принципов. Как отмечал заместитель генерального секретаря Австро-французского центра примирения и согласия в Европе Флоран Марчиак, в отличие от ЕС, Китай предлагает сотрудничество напрямую с каждой отдельной страной, в обход наднациональных организаций, что является более выгодным для небогатых стран Балканского региона. Недостаток демократии на Балканах как раз и обеспечивает благоприятный климат для китайских инвестиций, а то обстоятельство, что рабочих мест для местного населения Китай не создает и «все делается китайскими рабочими из китайских материалов по китайским стандартам», воспринимается как само собой разумеющееся.


Тем временем взаиморасположение Сербии и Китая растет.


Президент Вучич консультируется теперь по проблемам косовского урегулирования не только с президентом Путиным, но и с председателем Си.


В последний раз это было на саммите «Одного пояса, одного пути» в Пекине в апреле нынешнего года.


Найти же обоюдный интерес по конкретному поводу всегда можно. Скажем, Сербская туристическая организация объявила недавно, что прирост туристов из Китая за первое полугодие 2019 года составил целых 36 % (каждый пятый турист в мире сейчас китаец). А министр обороны Сербии Александр Вулин, который совсем недавно так радовался поставкам российских вооружений, объявил вскоре о планах первого совместного военного учения с китайской армией. Встречаясь в конце июля с китайским военным атташе, он сказал: «Сербско-китайские отношения находятся на самом высоком историческом уровне. Сербскую армию очень уважают в Китае, а НОАК — большая, сильная, мощная армия, один из главных факторов мира во всем мире».


 

Ссылка на источник