Пять неудобных ответов Риммы Камаловой на вопросы г-на Хамзина. Заведующая РКБ Куватова VS адвокат
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Поликлиника
16.05.2020 17:55

Публикуем вопросы Урала Хамзина и ответы Риммы Камаловой.


Фото: idelreal.org


Ранее Урал Хамзин опубликовал в социальной сети пост под названием: «Пять неудобных вопросов Римме Камаловой».


Вопросы Урала Хамзина


Урал Хамзин – заведующий Уфимским филиалом Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург», опубликовал пять неудобных вопросов Римме Камаловой и другим заведующим РКБ им. Г.Г. Куватова.

По его мнению, не вся вина за ситуацию в РКБ, где произошла вспышка коронавирусной инфекции и внебольничной пневмонии, лежит на главном враче Эльзе Сыртлановой. Часть вины он возложил на заведующих отделениями и задал им свои вопросы:





1. Почему при диагностировании пациентам внебольничной вирусной пневмонии вы не обеспечили отбор биоматериалов и направление на исследование на наличие вируса Covid-19, ведь лечебно-диагностический процесс вашего отделения находится в вашем ведении?

2. И самый главный, вытекающий из предыдущего, вопрос. Почему информацию о вспышке внебольничной вирусной пневмонии в вашем отделении вы распространили в медиапространстве только 8 апреля 2020 г., то есть на следующий день после объявления в РКБ жесткого карантина в связи с подтверждением у пациента диагноза Covid-19, – когда уже было невозможно скрыть информацию о произошедшей в отделении вспышке внебольничной вирусной пневмонии?

3. Почему, после выявления пациентов с внебольничной вирусной пневмонией, вы не приостановили плановую госпитализацию пациентов в свое стационарное отделение РКБ, и разве этим не подвергли риску заражения новых пациентов?

4. Почему, после выявления пациентов с внебольничной вирусной пневмонией в своем стационарном отделении, вы не предприняли мер по разделению медработников и пациентов на лиц, контактировавших с пациентами с внебольничной пневмонией, и лиц, не контактировавших с ними, и не предприняли мер по исключению возможности их пересечения, и разве отсутствие таких мер не стало причиной распространения инфекции по больнице?

5. Почему информацию о вспышке инфекции, создающей опасность для жизни и здоровья людей, вы не довели своевременно до населения (в том числе и пациентов, поступающих в плановом порядке) и до органов Роспотребнадзора, уполномоченных на принятие мер по устранению такой опасности, и разве вы не обязаны были этого сделать?

 

Аргументировал Хамзин свои вопросы тем, что, согласно постановлению Главного государственного санитарного врача РФ от 2 марта 2020 г. N 5 и приказу Министерства здравоохранения РФ от 19 марта 2020 г. N 198н, при обнаружении у стационарных больных внебольничной пневмонии на медицинскую организацию возлагается:  обеспечение качественного отбора биологического материала и его доставка для проведения лабораторных исследований на новую коронавирусную инфекцию (2019-nCoV); приостановление плановой госпитализации пациентов и принятие мер по проведению незамедлительного регламентированного комплекса противоэпидемических мероприятий при выявлении подозрения на заболевания новой коронавирусной инфекцией (2019-nCoV), начиная с разделения работников медицинской организации на лиц, контактировавших с пациентами с симптомами ОРВИ, внебольничной пневмонией и лиц, не контактировавших, и исключения возможности их пересечения.


Ответ Риммы Камаловой


По словам Камаловой, вопросы, конечно, неудобные, но заданы не по адресу. Свой пост она также опубликовала у себя на странице. Мнение Хамзина она назвала его «личным восприятием». Камалова все еще убеждена, что распространение инфекции по всей республике произошло именно в результате непродуманного действия руководства больницы, а не рядовых врачей и медсестёр.



«Я честно рассказала обо всем, что произошло у нас в больнице и в целом в Республике. 90 % моих коллег – врачей, медицинских сестёр, младшего персонала – заболело, многие до сих пор лежат в различных клиниках, некоторые в тяжелом состоянии. 


Я и мои коллеги оставались на посту, мы продолжали лечить наших пациентов, хотя и сами болели, наши пациенты умирали, и мы скорбели за них. Нам приходилось смотреть в глаза нашим пациентам, вселять в них надежду».


РКБ – это многопрофильная больница, а не инфекционная. Я, например, специалист в области ревматологии. Ещё у нас есть специалисты в областях гематологии, неврологии и даже пульмонологии, но мы не эпидемиологи. Поэтому в штате многопрофильной больницы есть эпидемиологическая служба. И забором биоматериалов, и направлением на исследования, в том числе и на Covid19, занимается именно эпидемиологическая служба. Мы же лишь можем сообщить в эту службу о необходимости забора биоматериала. Но в ответ нам неоднократно отказывали, аргументируя отсутствием эпидпоказаний. Впрочем, об этом уже неоднократно говорилось.

Плановую госпитализацию и выписку, и даже консультативные приемы нас обязывали осуществлять, мотивируя тем, что это наш источник финансирования. Мало того, заставляли наш контактный центр обзванивать районы и приглашать пациентов на госпитализацию и консультации. И даже для проведения высокотехнологичной медицинской помощи, а в нашем случае – это применение генно-инженерной терапии. Впрочем, и в случае лечения гематологических и онкологических больных. При этом наша администрация была в курсе происходящего. 12 марта открыли дополнительное отделение пульмонологии на 2 этаже, куда переводили всех заболевших пневмонией из разных отделений.

Сообщать информацию о вспышке инфекции я не могла. Сообщить об этом, как указано в приказе МЗ РФ №198н от 19.03.2020 приложение 6, должен именно руководитель медицинской организации. «Информировать орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации в сфере охраны здоровья» – обязанность именно главного врача. А также обеспечить госпитализацию пациента в инфекционное отделение медицинской организации, вызвав специализированную выездную бригаду скорой помощи. Мало того, обеспечить вручение пациенту постановления о применении в отношении него ограничительных мер. И во всем этом участвуют врачи-эпидемиологи, а не узкие специалисты, оказывающие специализированную помощь. Там ещё довольно много обязанностей именно руководителя медицинской организации.

Все заболевания, которые относятся к нашей сфере, специализированной медпомощи, были диагностированы. По заболеваниям, которые не относятся к нашей сфере – вызваны специалисты, доложено руководству. Мы не имеем права оказывать специализированную медпомощь за пределами своего сертификата. Если мы попытаемся оказать такую помощь и это вызовет осложнения у пациента, то нас могут привлечь к уголовной ответственности. Руководство больницы тоже угрожало ответственностью. Теперь вот вы. Шаг влево, шаг вправо – расстрел. Только вот, повторюсь, сложившаяся ситуация, это не вина рядового медперсонала.

Информацию о вспышке я сообщила в СМИ 6 апреля. Я неоднократно говорила, что 6 апреля 2020 года, в конце рабочего дня (мы отработали весь день, продолжали лечить больных, консультировать, госпитализировать и даже выписывать больных), нам внезапно объявили, что нашу больницу закрыли на 14-дневный карантин. Без возможности собрать вещи, позаботиться о близких или хотя бы взять еды. Впрочем, накануне уже всю больницу подвергли дезинфекции как внутри, так и прилегающую территорию».


Римма Камалова добавила, что у нее никогда не было желания и амбиций занимать какую-либо административную должность. Это в ответ на критику куратора госСМИ.


«Ещё раз могу Вас уверить, что все, кто работал в столь сложное время и работает сейчас – это люди высокого мужества, чести, настоящие патриоты своей больницы. И мы тоже надеемся и верим в объективность проверки правоохранительными органами. У нас, по сути, после заявлений некоторых лиц, другой надежды и нет. Ведь на чьей-то совести такое количество заболевших и умерших людей. Мы очень надеемся на честность и объективность».


Напомним, 5 апреля в РКБ имени Г.Г. Куватова скончалась тяжелобольная пациентка. После смерти выяснилось, что она была носителем коронавирусной инфекции. С 6 апреля больница была экстренно закрыта на карантин, внутри остались 1200 сотрудников и пациентов. По истечении двух недель, 20 апреля, врачей отпустили на самоизоляцию в домашних условиях или обсерваторе. На базе РКБ развернут инфекционный госпиталь, сейчас в нем находятся заболевшие коронавирусом, набрана новая бригада медперсонала. Но не все смогли уйти домой.


Начатое эпидемиологическое расследование показало, что «нулевой пациент» (первый зараженный) побывал в РКБ в феврале. Контактными признаны не менее трех тысяч человек, которые лечились или консультировались в больнице в течение февраля-марта. Они также сейчас находятся на самоизоляции. Почти во всех муниципалитетах на сегодня зафиксированы заболевшие коронавирусной инфекцией – известно, что многие из них так или иначе были связаны с РКБ.



Ссылка на источник