"Только не в детский дом"
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
В стране и мире
31.07.2013 14:44

Многие считают, что с сиротством можно бороться только одним способом — предотвращать поступление детей из семей в детские дома. Для этого нужно оказывать помощь женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Спецкорреспондент ИД "Коммерсантъ" Ольга Алленова побывала в двух некоммерческих и одном муниципальном социальных приютах, чтобы выяснить, насколько этот способ эффективен.

Большой кирпичный дом у дороги, защищенный высокой стеной. С виду — типичная загородная усадьба обеспеченной московской семьи. На самом деле — социальный приют для одиноких мам "Теплый дом". Это проект благотворительного фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам". Сегодня здесь живет семь женщин и восемь детей.

По словам руководителя фонда Елены Альшанской, организация долгое время пыталась решать проблемы сиротства в меру своих возможностей: создала волонтерские группы для работы в детских домах и больницах (они работают и сегодня), оказывала правовую помощь в усыновлении. Но в итоге сирот меньше не становилось. Пока не повлияли на сокращение обитателей сиротских учреждений и правительственные меры по стимулированию усыновления — как социально-правовые, так и финансовые.

Специалисты пришли к выводу, что единственный способ уменьшить количество сирот в России — предупреждать сиротство, то есть помогать женщинам, попавшим в сложную жизненную ситуацию, справляться с ней и не бросать своих детей. Около половины женщин, оставивших детей в сиротских учреждениях или лишенных органами опеки родительских прав, могли бы воспитывать своих детей, если бы имели более стабильное социальное положение, считает Альшанская.

Фонд "Теплый дом" — отличное подтверждение этой версии.

Яне 20, а ее сыну Денису полгода. Родилась Яна в Киргизии, в подростковом возрасте переехала с семьей в Рязанскую область. Когда ей было 16, родители уехали на заработки в Москву. Яна тогда училась в колледже, получила специальность библиотекаря. "Встречалась с парнем, сначала все было хорошо,— вспоминает она.— Потом он узнал, что я беременна, и сказал, что надо расстаться. У меня уже срок был большой, врачи запретили мне прерывать беременность. Сказали, что надо рожать и что ребенка смогу оставить в роддоме. Я поехала в Москву. Родители сказали мне, что с ребенком меня домой не примут. Они у меня строгих правил. Когда я родила, то хотела оставить ребенка в больнице. На время — пока не найду работу и жилье. Но мне дали телефон этого приюта. Я позвонила, и меня приняли".

За полгода Яна оформила временную регистрацию и детское пособие, встала на учет в поликлинику, благодаря чему Денису недавно сделали операцию на легких в МОНИКИ.

Теперь она надеется найти работу — пока на дому: например, оператором в такси. Фонд поможет снять жилье. О возвращении в Рязань она не думает: родители, хотя однажды и навестили дочь и внука, остаются непреклонными; отец Дениса женился; а больше никого у нее там нет.

"Когда устрою Дениса в сад, то и о работе серьезно подумаю,— говорит девушка.— Сейчас я его надолго оставить не могу, душа болит". Она с улыбкой смотрит на щекастого малыша: "Я очень рада, что сюда попала. Если бы оставила Дениса в роддоме, то не смогла бы его забрать обратно".

В светлых, уютных комнатах в кроватках спят младенцы. Мамы, молодые и не очень, готовят обед, убирают в доме, стирают и развешивают белье. Одно из условий пребываний в таком приюте — полное самообслуживание. "Женщина, поступающая сюда, знает, что здесь никто не будет готовить для нее и ухаживать за ней и ребенком, все это должна делать она сама,— говорит директор приюта Диана Зевина.— Наша задача — обучить ее тому, чего она не умеет". Мамы, попадающие в этот приют, много чего не умеют. Молодые мамы не знают, как ухаживать за ребенком, играть с ним, развивать его. Этому их обучают на специальных тренингах, которые тут проводятся дважды в неделю.
Подробнее