Дело о бестолковом розыске
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Полиция
10.02.2014 10:24

Что мешало советской милиции ловить настоящих преступников

 

112,9 тыс. заявлений о розыске нерадивых отцов, скрывшихся от уплаты алиментов, получила советская милиция в 1952 году. Кроме того, в розыске находились десятки тысяч "дезертиров производства" — рабочих и служащих, которые вопреки действовавшему тогда законодательству, запрещавшему увольнение по собственному желанию, покинули заводы и фабрики. Руководство Главного управления милиции утверждало, что дела такого рода отвлекают разыскников от поиска тысяч матерых уголовников, бежавших из мест заключения и из-под следствия. Однако внутренняя проверка, проведенная в МВД СССР в 1954 году, показала, что розыску мешает совершенно другое.


ЕВГЕНИЙ ЖИРНОВ

 

Непойманные воры


Вскоре после того, как в 1949 году Главное управление милиции одновременно с пограничными войсками было передано из Министерства внутренних дел в Министерство госбезопасности, новые кураторы милиции в ходе ознакомления с ее работой обнаружили крайне интересный факт. Десятки тысяч, если не сотни тысяч беглых преступников, "дезертиров производства" и неплательщиков алиментов, находились в розыске, но их поиск в большинстве случаев заканчивался безрезультатно. Руководство МГБ СССР попыталось упорядочить учет разыскиваемых и установить единые правила объявления граждан в розыск.

 

Однако распорядиться наладить розыск оказалось гораздо проще, чем выполнить приказ. Сведения, полученные МГБ СССР из областных и республиканских подразделений милиции, наглядно показывали, что прокуратура и суд, мягко говоря, нерадиво относятся к розыску тех, кто исчез до составления обвинительного заключения или приговора (см. "Дело о бессмысленном розыске преступников", "Деньги", N32 за 2013 год). К примеру, в ответ на запрос Министерства юстиции МГБ СССР сообщало:

 

"При проведении проверки выявлены многочисленные случаи, когда народные суды определения о розыске выносят спустя 2-3 года после того, как преступник скрылся.

 

Так, в декабре 1947 года нарсудом Больше-Сосновского района Молотовской области было приостановлено уголовное дело по обвинению Глушковой А. И. по ст. 3 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 года, а определение о ее розыске было вынесено только в конце 1951 года.

 

В течение полутора лет нарсудом Ояшинского района Новосибирской области не был объявлен розыск на скрывающуюся от суда Чепелеву М. Т., совершившую хищение кооперативных средств на сумму 17 500 рублей.

 

Аналогичные явления отмечены в нарсудах Казахской, Туркменской, Белорусской, Литовской, Эстонской ССР, Тамбовской, Курской, Горьковской, Свердловской, Читинской и Томской областей.

 

Выносимые судами определения о розыске скрывшихся преступников составляются небрежно, без указания последнего места жительства, работы, семейного положения, родственных и иных связей разыскиваемых, а в некоторых случаях и без указания состава преступления. Выявлен ряд случаев, когда народные суды выносят определения о розыске "преступников", похитивших один килограмм зерна, 450 грамм масла, пару подошв, 420 рублей денег (Ростовская, Смоленская области)".

 

Огромное количество случаев позднего объявления в розыск связано с самой многочисленной категорией — "дезертирами производства". 15 января 1953 года Главное управление милиции сообщало министру юстиции СССР К. П. Горшенину:

 

"Очень часто народные суды несвоевременно рассматривают материалы на лиц, самовольно ушедших с работы, и определения о их розыске передают в органы милиции с большой задержкой...

 

Из 561 определения, поступившего в органы милиции города Куйбышева (областного) за 9 месяцев 1952 года, около половины были вынесены народными судами в сроки от одного до четырех месяцев спустя после самовольного оставления работы обвиняемыми...

 

3 октября 1952 года в третье отделение милиции гор. Черемхово Иркутской области из народного суда 4 участка одновременно поступило 61 определение о розыске обвиняемых по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 14/VII-1951 года, в том числе самовольно ушедших с работы: в июне — 42, в июле — 12, в августе — 5 и в сентябре — 2. Все определения народным судом были вынесены в один день — 30 сентября 1952 года".

 

После смерти Сталина, хотя и не сразу, положение прикрепленных к фабрикам и заводам рабочих несколько облегчилось, и разыскивать их стали реже. Но поток разыскных дел на граждан, уклоняющихся от уплаты алиментов, практически не уменьшался. Поэтому 1 октября 1953 года МВД, в марте того же года объединенное Берией с МГБ, обратилось за помощью к Всесоюзному центральному совету профсоюзов:

 

"По Союзу ССР имеется значительное число лиц, уклоняющихся от уплаты алиментов на содержание детей. Матери детей, оставшиеся без средств к существованию, вынуждены обращаться в органы милиции с заявлениями о розыске отцов детей.

 

В 1950 году в органы милиции поступило 93,9 тысячи таких заявлений, в 1951 году — 96,8 тыс., в 1952 году — 112,9 тыс. и в первом полугодии 1953 года — 52 тыс. заявлений.

 

Эти данные свидетельствуют о том, что количество лиц, бросающих свои семьи, не уменьшается, а увеличивается".

 

МВД признавало, что ничего не может поделать с неплательщиками алиментов:

 

"Органы милиции не имеют возможности пресекать уклонение от уплаты алиментов мерами административного воздействия, а к судебной ответственности неплательщики алиментов привлекаются в редких случаях. При этом обычно ответчики, чтобы избежать судебной ответственности, стремятся договориться с истцами, а затем вновь скрываются. Из числа разыскиваемых органами милиции неплательщиков алиментов до 30% разыскиваются второй и третий раз".

 

Именно поэтому милиция и обращалась за помощью к профсоюзам:

 

"Очевидно, что в борьбе с такими чуждыми советской действительности явлениями, как нежелание содержать своих детей, необходимо привлечение общественности и особенно профсоюзных организаций. МВД СССР обращается с просьбой дать профсоюзным организациям указание об усилении контроля за администрацией предприятий, строек и учреждений в части взимания алиментов и направления их лицам, воспитывающим детей".

 

Однако только этим МВД не ограничилось:

 

"Просьба также усилить контроль за правильностью оформления рабочих и служащих при найме их на работу и увольнении с работы. Вызывается это тем, что лица, уклоняющиеся от уплаты алиментов, часто меняют работу и, переезжая на новые места жительства, стараются не прописываться и не становиться на воинский учет. Администрация предприятий и учреждений и, в особенности, новостроек принимает таких лиц на работу, не обращая внимания на выполнение правил прописки и постановки на воинский учет. При перемещении, переводах, увольнении лиц, выплачивающих алименты, отделы кадров зачастую не извещают об этом судебных исполнителей, в результате неплательщики алиментов получают возможность скрываться".

 

Проблема заключалась лишь в том, что профсоюзы играли главным образом декоративную роль и уже очень давно не контролировали администрацию предприятий. А многие профсоюзные работники сами уклонялись от уплаты алиментов.

 

Ненайденное взаимопонимание


За низкие показатели розыска милицию постоянно ругали на всех уровнях власти. И оперативный отдел ГУМ МВД СССР, который отвечал за поиск подозреваемых и преступников, чтобы выявить проблемы в самой милиции, затрудняющие поиск, провел проверку региональных подразделений органов внутренних дел. Итоги обобщили в обзоре "О недостатках взаимодействия аппаратов отделов уголовного розыска, БХСС и других служб милиции при розыске уголовных преступников".

 

Как показала проверка, в районных и городских отделах милиции считали, что розыск — дело оперативных подразделений, а потому угрозыск, БХСС и прочие службы при исчезновении подозреваемых умывали руки и во многих случаях не оказывали разыскникам ни малейшей помощи.

 

"В розыске уголовных преступников,— говорилось в обзоре,— должны использоваться все силы и средства органов милиции, в первую очередь наиболее эффективное из них — агентура. В пункте 10 приказа МВД СССР N0202 от 17 сентября 1953 г. "О мерах по усилению охраны общественного порядка и борьбы с уголовной преступностью" указано: "Для розыска преступников использовать агентуру органов МВД и милиции, независимо от линии ее работы, и включить все службы милиции, в том числе паспортных работников и участковых уполномоченных с их подсобными силами".

 

Поэтому работа розыскных аппаратов органов милиции — оперативных отделов, отделений, групп и отдельных работников, осуществляющих розыск, не должна быть оторванной от работы других служб милиции. Главное управление милиции МВД СССР в своих указаниях неоднократно требовало от периферийных органов включения в розыск преступников всех служб милиции. Там, где к этим требованиям отнеслись серьезно, имеются положительные результаты. Однако многие управления милиции этих указаний ГУМ не выполняют и розыскную работу проводят неудовлетворительно.

 

Оперативные работники уголовного розыска и БХСС, располагающие значительными возможностями, свою повседневную работу по борьбе с уголовной преступностью и хищениями социалистической собственности не сочетают с розыском скрывающихся от наказания преступников и имеющуюся на связи агентуру не направляют на их розыск. В то же время многие начальники оперативных отделов с этим смирились, не ставят эти вопросы перед начальниками органов милиции и не добиваются устранения недостатков в организации розыскной работы".

 

Результаты такого подхода, как констатировалось в обзоре, были очевидны:

 

"За 1953 год Управлениями милиции Владимирской, Курганской и Ленинградской областей по агентурным данным отделов уголовного розыска и БХСС не задержано ни одного преступника. Такое же положение в Управлениях милиции Мордовской АССР, Узбекской ССР и некоторых других. При проверке работы Советского райотделения милиции Кировской области выявлено, что имеющиеся там два оперативных работника уголовного розыска в своем производстве ни одного оперативного учета не имели и в то же время ничего не делали по розыскным делам на преступников, розыск которых им был поручен".

 

В обзоре упоминалось немало мероприятий, из-за отсутствия помощи разыскникам закончившихся провалом:

 

"Об отсутствии взаимодействия и делового контакта в повседневной агентурно-оперативной работе розыскных аппаратов с аппаратами уголовного розыска и БХСС можно привести следующие примеры:

 

В Управлении милиции Астраханской области между оперативным отделом и отделом уголовного розыска велась официальная бюрократическая переписка об использовании секретной сотрудницы "Долговой". 18 июля 1952 г. оперативный отдел просил отдел уголовного розыска направить состоящую у них на связи "Долгову" на разработку родственников разыскиваемой преступницы Квасовой. Не получив ответа, оперативный отдел 17 ноября просил сообщить результаты разработки родственников преступницы. На этот запрос 27 ноября 1952 года из отдела уголовного розыска последовал ответ, что на разработку связей Квасовой направлен секретный сотрудник "Горшков". К ответу было приложено агентурное донесение "Горшкова" от 23 июля 1952 г., в котором сообщалось, что преступница под другой фамилией скрывается в гор. Саратове у своей сестры. В июле 1952 года она приезжала в гор. Астрахань и проживала две недели. Сын и дочь преступницы собирались выехать в гор. Саратов и сдавали багаж на станцию для отправки. Несмотря на оперативную ценность этого донесения, оно по вине отдела уголовного розыска своевременно не было реализовано, преступница не задержана.

 

В мае 1953 года в Ряжском районе Рязанской области был убит гр-н Цибаков. Расследованием было установлено, что убийство Цибакова на почве мести совершил освободившийся из заключения по амнистии житель этого района Акулов, который после совершенного преступления скрылся. Работники отдела уголовного розыска Управления милиции первоначально включились в розыск убийцы и для этой цели приобрели необходимую агентуру. Но, не добившись положительных результатов, работу по розыску прекратили и все материалы передали в оперативный отдел.

 

16 июля 1952 года в гор. Красноярске преступником Беспаловым, в прошлом неоднократно судимым по ст.ст. 162, 165 и 169 УК РСФСР, был убит из револьвера гр-н Диевский. Расследование по убийству вел отдел уголовного розыска Управления милиции края, но, так как преступник из гор. Красноярска скрылся, следственное дело было приостановлено и материалы переданы в оперативный отдел для розыска преступника. Несмотря на серьезность преступления и на то, что Беспалов состоял на учете в отделе уголовного розыска, последний никакого участия в розыске убийцы не принимает и свою агентуру для его обнаружения не использует".

 

Взаимодействия не наблюдалось даже в случаях, когда речь шла об обнаружении участников преступных группировок:

 

"В ноябре 1952 года отделом уголовного розыска Управления милиции Рязанской области ликвидирована вооруженная грабительская шайка в составе 6 человек. Пять преступников были арестованы, а главарю шайки Серегину удалось скрыться. Вместо того чтобы включиться в активный розыск этого опасного преступника, отдел уголовного розыска в январе 1953 года передал в оперативный отдел все материалы и от его розыска самоустранился. Агентура, ранее работавшая по агентурному делу, в розыске преступника не используется.

 

В мае 1952 года ОБХСС Мытищинского райотдела милиции Московской области была вскрыта группа расхитителей социалистической собственности, занимавшаяся хищением кровельного железа. Несколько участников этой группы было арестовано, а работавший в отделе снабжения Мытищинского машиностроительного завода Семенюк, который похитил кровельного железа на сумму свыше 100 тысяч рублей, от следствия и суда скрылся. Первое время отделение БХСС занималось розыском этого опасного преступника, но, не добившись результатов, в апреле 1953 года материалы по розыску Семенюка передало в оперативный отдел Управления милиции, а само от розыска самоустранилось. Имеющийся в отделении агент "Григорий", ранее работавший по этим расхитителям, в розыске не используется".

 

А бездействие некоторых борцов с хищениями и спекуляцией временами могло вызывать подозрения в сговоре с преступниками:

 

"Отделом БХСС Управления милиции Московской области разрабатывался спекулянт Макжанов, который, вступив в преступную связь с продавцом промтоварной палатки на станции Удельная, принимал от последнего промтовары и продавал их по спекулятивным ценам. 30 апреля 1953 года Макжанов работниками ОБХСС был задержан с 10 одеялами, предназначенными для продажи, а при обыске на квартире у него было обнаружено еще 14 одеял. После допроса, на котором Макжанов был изобличен в спекуляции, он временно из-под стражи был освобожден под подписку о невыезде с места жительства, которую нарушил и от следствия скрылся. Вместо того чтобы активно разыскивать этого преступника, ОБХСС в сентябре 1953 года все материалы на него передал в оперативный отдел и от розыска уклонился.

 

Начальник ОБХСС Управления милиции Пензенской области тов. Лукьянов не имеет у себя и не интересуется данными о разыскиваемых оперативным отделом расхитителях социалистической собственности, работники ОБХСС и их агентура в розыске не участвуют".

 

Как выявила проверка оперативного отдела ГУМ МВД СССР, в очень многих подразделениях милиции в розыске беглых преступников не участвовали и те, чьей прямой обязанностью было выявление любых подозрительных граждан,— участковые милиционеры и сотрудники паспортных служб:

 

"В большинстве органов милиции розыскные возможности участковых уполномоченных с их подсобными силами, а также работники паспортной системы и ЗАГСов, вследствие отсутствия надлежащего руководства ими, в розыскной работе используются слабо и повседневного делового контакта у розыскных аппаратов с этой категорией работников не имеется.

 

При проверке работы Борисовского горотдела милиции Минской области были вызваны три участковых уполномоченных для выяснения их розыскных возможностей. Оказалось, что они в гор. Борисове работают по 15 и более лет, сами являются местными жителями, хорошо знают всех проживающих на своих участках, имеют доверенных лиц, но их к розыскной работе не привлекают. Тут же выяснилось, что участковый уполномоченный тов. Чечин имеет двух доверенных лиц, близко связанных с братом разыскиваемого преступника Рогачевского, и через них можно установить его местонахождение, но перед тов. Чечиным никем такой задачи не ставилось.

 

Такое положение наблюдается во многих горрайорганах милиции".

 

Из-за халатного отношения многих паспортистов к своим обязанностям, как отмечалось в отчете, преступники чувствовали себя совершенно спокойно:

 

"В некоторых органах милиции сторожевые листки на разыскиваемых преступников и других скрывающихся лиц и листки прописки в картотеку КАБ своевременно не вливаются.

 

В Ташкентском кустовом адресном бюро на 1 сентября прошлого года не были влиты в картотеку около 100 тысяч прописных листков, поступивших с июня 1953 года.

 

В Бухарском кустовом адресном бюро на это же число не было влито в картотеку свыше 3 тысяч розыскных карточек на неплательщиков алиментов и свыше двух тысяч прописных листков.

 

В Карагандинском кустовом адресном бюро не были влиты в картотеку сторожевые листки и листки прописки, поступившие в марте—апреле 1953 года.

Имеют место случаи, когда кустовые адресные бюро своевременно не ставят в известность оперативных работников, осуществляющих розыск, о прописке разыскиваемых лиц.

 

Кустовое адресное бюро гор. Минска, например, на разыскиваемого Коробкина, сторожевой листок на которого выставлен 26 апреля 1951 года, а прописан он 20 августа 1951 года, сообщило в оперативный отдел только 7 февраля 1953 года. На разыскиваемого Мурашко сторожевой листок выставлен 1 декабря 1950 г., прописан он 11 декабря 1952 г., а сообщение о прописке поступило 11 февраля 1953 г.

 

Подобные факты не единичны".

 

Нечастые успехи


Казалось, что ситуация безвыходная. Однако в том же отчете "О недостатках взаимодействия аппаратов отделов уголовного розыска, БХСС и других служб милиции при розыске уголовных преступников" говорилось и о случаях, когда преступников удавалось разыскать и задержать. Для этого требовалось немного — чтобы подразделения милиции просто взаимодействовали между собой:

 

"В тех случаях, когда оперативные отделы управлений милиции свою работу контактируют (так в документе.— "Деньги") с другими аппаратами и службами милиции, они добиваются положительных результатов, так:

 

Управлением милиции Киевской области разыскивался бежавший из заключения преступник Рора, он же Ворона. В результате проведенных мероприятий Кагарлыкским райотделением милиции Киевской области через агента "Козырева" были получены данные о том, что в селе Ставы Кагарлыкского района в доме гр-ки Лесовой систематически появляется неизвестный мужчина, имеющий сходство с разыскиваемым.

 

Организованные засады возле дома Лесовой положительных результатов не давали, в связи с чем были дополнительно проинструктированы и направлены два секретных сотрудника, используемых по линии БХСС. Вскоре от одного из них — "Иванова" получены данные, что неизвестный появляется в чайной села Кагарлык. В результате реализации этих данных преступник был арестован".

 

Однако полное взаимопонимание между службами и объединение их усилий нашли только в одном регионе СССР:

 

"По инициативе оперативного отдела Управления милиции Татарской АССР вся действующая агентура органов милиции гор. Казани взята на карточный учет. В карточке на каждого секретного сотрудника указан его псевдоним, адрес места жительства и у кого состоит на связи. Эти карточки разложены в картотеке с разбивкой по улицам гор. Казани и восходящим номерам домов. В случае проведения каких-либо агентурных мероприятий по той или иной улице или дому, а также лицу, адрес которого известен, заинтересованный оперативный работник обращается к этой картотеке. При наличии в нужном адресе агента-осведомителя он связывается с работником, у которого источник состоит на связи, и совместно с ним проводит необходимые мероприятия. В борьбе с преступностью и розыске уголовных преступников это дает положительные результаты".

 

А наилучшие результаты розыска имели место в тех случаях, когда работники милиции попросту добросовестно выполняли свои обязанности:

 

"В тех органах милиции, где участковые уполномоченные, работники паспортной системы и ЗАГСов направляются на розыск скрывающихся преступников и их работа согласовывается с работой розыскных аппаратов, имеются положительные результаты.

 

Вельским райотделением милиции Архангельской области в течение 3 лет разыскивалась скрывшаяся от следствия органов прокуратуры расхитительница социалистической собственности Прокопьева. Участковому уполномоченному было дано задание собрать на нее по месту рождения полные данные. Через доверенное лицо участковый уполномоченный установил, что Прокопьева, скрывшись с места жительства, вышла замуж за Чертовского и выехала с ним неизвестно куда. В последующем доверенное лицо сообщило, что мать Чертовского собирается выехать в Витебскую область и билет ей на проезд по железной дороге будет покупать гр-н Шаманин. Установив Шаманина и негласно выяснив, что он купил билет до ст. Орша, участковый уполномоченный сообщил все собранные данные в райотделение. В результате преступница была установлена в гор. Орше и арестована.

 

4 городским отделением милиции гор. Кирова разыскивался похитивший 75 677 рублей государственных средств и скрывшийся от следствия Рычков, уроженец Нагорского района Кировской области. На розыск Рычкова было ориентировано Нагорское райотделение милиции. Проверить, не появляется ли преступник по месту рождения, было поручено участковому уполномоченному тов. Исупову. 12 сентября 1953 года Исупов получил сведения, что Рычков одну ночь ночевал у своего брата, а затем направился в населенные пункты, расположенные в лесах. Исупов вместе с милиционером Караваевым направился по следам преступника и задержал его.

 

Участковый уполномоченный Лосевского райотделения милиции Воронежской области тов. Колесников получил сведения о том, что на территории Песковского сельсовета в доме гр-на Ильяшова в течение 4 суток проживает неизвестный гражданин, который ведет себя подозрительно. Под предлогом проверки паспортного режима тов. Колесников прибыл в дом Ильяшова, где застал неизвестного, и при проверке у него паспорта и военного билета выяснил, что он является Власенко, уроженцем Ирменского района Новосибирской области. Причину своего появления в Лосевском районе Власенко пытался объяснить нахождением в отпуске, но не мог этого подтвердить, так как не имел отпускных документов. Неправдивые объяснения и подозрительное поведение Власенко дали повод тов. Колесникову пригласить его в сельсовет и подробно выяснить его личность. Связавшись с райотделением милиции по телефону, тов. Колесников установил, что Власенко находится в розыске как скрывшийся от следствия и суда за совершенную растрату в сумме 23 000 рублей во время его работы в Ирменском райпотребсоюзе Новосибирской области. На основании этих данных он был задержан и этапирован к месту совершенного преступления".

 

Задерживали преступников не только участковые:

 

"17 августа 1953 года при конвоировании арестованных из КПЗ Овинищенского райотделения милиции Калининской области совершил побег неоднократно судимый вор-рецидивист Муравьев-Кравцов. На розыск преступника были ориентированы все работники милиции и ознакомлены с его приметами и фотокарточкой. 24 сентября 1953 года ст. инспектор службы Управления милиции тов. Соколов, следуя в служебную командировку, в вагоне поезда заметил гражданина, имеющего, по приметам и фотокарточке, сходство с Муравьевым-Кравцовым. При проверке документов неизвестный пытался нанести тов. Соколову удар финским ножом и бежать, но с помощью пассажиров был обезоружен и задержан. Задержанный оказался беглецом Муравьевым-Кравцовым".

 

Не менее опасных бандитов обнаруживали и работники паспортных служб:

 

"В Григориопольское райотделение милиции Молдавской ССР за получением паспорта взамен утраченного обратился гражданин, назвавшийся Рудневым В. Ф., 1903 года рождения, уроженцем с. Калабино Задонского района Орловской области. Ввиду того что личность Руднева вызывала сомнение, по инициативе начальника паспортного стола тов. Малега был направлен запрос в Задонское райотделение милиции с приложением фотокарточки Руднева. В результате было выяснено, что Руднев В. Ф. в 1949 году умер, а под его фамилией скрывался опасный преступник Меркулов, разыскиваемый Аполлонским райотделением милиции Ставропольского края. Дальнейшей проверкой было установлено, что Меркулов, будучи осужденным на 2 года ИТЛ и находясь в КПЗ Аполлонского райотделения милиции, 24 декабря 1950 года, убив постового милиционера и захватив его оружие, совместно с арестованным Зоркиным и Коваленко из КПЗ совершил побег. На основании полученных данных Меркулов-Руднев был арестован и этапирован к месту совершенного им преступления".

 

С помощью добросовестно работавших паспортисток задерживали также расхитителей и мошенников:

 

"В паспортный стол Ленского райотдела милиции Архангельской области поступил на прописку паспорт гр-на Носова, в котором имелись признаки подделки. Последующей проверкой было установлено, что этот паспорт выдавался Носовой и что представивший паспорт на прописку Носов разыскивается за подделку документов и хищение государственных средств. На основании полученных данных Носов был арестован и привлечен к уголовной ответственности...

 

В паспортный стол Ольховатского райотделения милиции Воронежской области 13 мая 1953 года по вопросу прописки и обмена паспорта обратился гр-н Белый, прибывший из гор. Североуральска Свердловской области. При проверке документов паспортистка тов. Дуракова установила, что в паспорте отсутствуют штампы увольнения с работы и выписки, а срок действия паспорта истек в мае 1952 года. Не дав понять Белому, что им интересуются органы милиции, на него был сделан запрос по последнему месту жительства и работы и выяснено, что Белый совершил хищение государственного имущества на сумму 6682 руб., за что привлекался к уголовной ответственности, но скрылся. На основании этих данных Белый был арестован и этапирован к месту совершенного преступления".

 

Вот только примеров такого ответственного подхода к делу даже в обзоре оперативного отдела ГУМ МВД СССР оказалось сравнительно немного. Именно поэтому десятки тысяч преступников гуляли на свободе. А милицию годами продолжали ругать за провалы в розыске преступников.

 

Материал сайта kommersant.ru