Сначала – оборона, потом – здоровье людей ("Open Democracy", Великобритания)
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Поликлиника
21.12.2014 22:46

В мае 2012 года президент РФ Владимир Путин пообещал увеличить расходы на здравоохранение. Спустя два года правительство, напротив, сокращает расходы на медицинское обслуживание населения, но траты на оборону оставляет прежними.

За 1000 километров

30 жителей города Бодайбо в Иркутской области написали коллективное обращение к Президенту РФ Владимиру Путину. Бодайбинцы обратились к главе государства на свой страх и риск. В России такие письма обычно следуют традиционным путем: администрация Президента пересылает их в правительство региона, правительство региона пересылает в администрацию города, откуда приходит жалоба. А городские власти обычно разбираются: реже – с проблемой, чаще – с автором жалобы.

Бодайбинцы пишут о фундаментальной проблеме – недоступности для жителей города бесплатной медицины, гарантированной статьей 41 Конституции Российской Федерации. Согласно основному закону страны, каждый российский гражданин «имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счёт средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений».

Вот как описывают ситуацию с медицинским обслуживанием жители Бодайбо: «В центральной районной больнице и поликлинике нашего города нет больше половины необходимых врачей, в том числе кардиолога, онколога, эндокринолога, психиатра, уролога. Поэтому жителям больница даёт направления в лечебные учреждения Иркутска (расстояние до него по прямой – около 1 тыс км), но билет туда стоит 10 тысяч 500 рублей в один конец. О какой - бесплатной и доступной - медицине может идти речь, когда проезд до ближайших медиков в областной центр обходится более чем в 20 тысяч рублей? А зарплаты здесь невелики, пенсии - тоже, а уж пенсии по инвалидности (6 – 7 тыс рублей) - вообще нищенские».

Жительница Бодайбо Светлана Мельникова рассказывает, что средняя зарплата в городе составляет 30 тыс рублей. «Мы с мужем получаем 55 тыс рублей на двоих. На продукты, коммуналку, кредиты, на личные нужды тратим почти 40 тыс рублей. Вот и считайте: чтобы съездить к врачу, нужно отложить две зарплаты. У нас на поездку к врачу, если что-то произойдет, лежит 60 тыс рублей – полгода откладывали».

По словам Мельниковой, до 2012 года авиабилеты в Иркутск были достаточно дешевыми. «До лета 2012 года из Бодайбо в Иркутск можно было улететь рейсами трёх авиакомпаний: «Ютэйр», «Ангара» и «ИрАэро». Причём, цены держались умеренные. Например, в мае 2012 года билет на «Ютэйр» стоил 5790 рублей. С назначением на пост губернатора Сергея Ерощенко, владельца холдинга «Истлэнд», чьё дочернее предприятие – авиакомпания «Ангара», по какому-то совпадению авиакомпания «Ютэйр» была вытеснена с рынка перевозок между Бодайбо и областным центром. Оставшиеся компании – «Ангара» и «ИрАэро» – поделили рынок таким образом, что цена авиабилета выросла в ноябре 2012 года на 54%, до 8945 рублей, а с октября 2013 года – уже до 10 тысяч 500 рублей (на 80% от исходной цены). То есть очень похоже, что имел место монопольный сговор, которым почему-то не заинтересовались ни прокуратура, ни Федеральная антимонопольная служба».

Другой житель Бодайбо Кирилл Логинов рассказывает, что до города, кроме как самолетом, никак нельзя добраться. «Железной дороги до города нет, а автодорога ведет в республику Бурятия, где с пропиской в Иркутской области в больницу не примут».

По словам бодайбинцев, они бы и рады рассказать о своих проблемах властям, но мэр Бодайбо Евгений Юмашев, по их словам, отгородился от проблем горожан высоким забором своей дачи и всячески уклоняется от общения. Представители региональных властей в город по каким-то причинам тоже не приезжают.

Вероятно, из-за накопленных за многие годы нерешённых проблем и наплевательского отношения со стороны властей региона на прошедших в сентябре 2013 года выборах депутатов Законодательного собрания Иркутской области бодайбинцы показали самую низкую в области явку на голосование – 12,43%. Перед выборами ни один кандидат не встретился с бодайбинскими избирателями. Для того, чтобы в местную прессу не попали негативные мнения по этому поводу, в редакцию районной газеты «Ленский Шахтёр» пришло письмо от помощника прокурора г. Бодайбо Филатовой Е. И.: «В связи с предстоящими 08.09.2013 г. выборами в Законодательное собрание, прошу направлять все статьи предварительно по электронной почте в прокуратуру для прочтения».

«В Иркутской области действует программа «Доступная среда» для инвалидов на 2011 – 2015 годы, – говорит инвалид-колясочник Сергей Мальцев. – Этой программой предусмотрена оплата проезда в лечебные учреждения Иркутска для инвалидов из средств регионального бюджета. В сентябре мне нужно было лететь на обследование к кардиологу. Пришел в управление социальной защиты населения, говорю: «Нужны билеты на самолет». А мне в хамской манере отвечают: «Денег нет». Оказалось, что правительство Иркутской области утвердило лимит для бодайбинских инвалидов – 600 тыс рублей. Если эти деньги разделить на 20 тыс рублей (столько стоит билет в Иркутск и обратно) – получится, что только 30 инвалидов могут воспользоваться этой мерой поддержки. В год всего 30 инвалидов! А у нас в районе их – больше тысячи».

Жителей возмущает еще и тот факт, что Бодайбо – совсем не маленький населенный пункт. Здесь живет 14 тыс человек, город является золотодобывающим центром России – ежегодно здесь добывается золота на 26-31 млрд долларов.

«Проблема - в российской системе налогообложения, – говорит на условиях анонимности источник в администрации Иркутской области. – Золотодобывающие компании, ведущие работы на бодайбинских приисках, в Бодайбо не зарегистрированы. Более того, они зарегистрированы в Москве. Соответственно, и налоги платят там. У региона денег тоже нет – в этом году дефицит бюджета составил у нас 14,9 млрд рублей, в следующем запланирован в размере 10 млрд рублей. Государство же в условиях санкций сокращает расходы на медицину и образование и другие социальные расходы, поэтому мой прогноз неутешительный – в ближайшие годы ждать улучшения ситуации со здравоохранением в Бодайбо не приходится».

«Из лекарств у нас только йод и физраствор»

В малых населенных пунктах с медициной еще хуже. Село Красное находится в Даровском районе Кировской области. До районного центра, поселка Даровской, отсюда 57 км, до регионального центра, города Киров – 280 км.

Светлана Михайловна Крачева – единственный врач не только в Красном, но и во всем Лузянском сельском поселении, куда входит 21 населенный пункт. Крачева ответственна за 2 тыс человеческих жизней.

«Всех проблем не перечислишь, – говорит она. – Первая и основная – это нехватка медикаментов: в настоящий момент у нас из лекарств остались только йод и физраствор для капельниц. Есть еще бинт. Следующая поставка будет через три дня. Надеюсь, что за это время ничего не случится. В основном люди вынуждены покупать лекарства за свой счет в аптеке, правда, и ее грозятся сократить: нерентабельна – дает выручки меньше 250 тыс рублей в месяц».

По словам Крачевой, чаще всего жители приходят в больницу с жалобами на боли в мышцах и суставах.

«Работа здесь в основном физическая: лесозаготовка и сельское хозяйство. На лесозаготовке особенно тяжело: людей мало, а объемы большие – одно бревно по два-три человека таскают. Вы представляете себе, сколько весит бревно? У меня сын устроился на пилораму. Полгода отработал и слег: постоянно болит спина. А ему 22 года. И вот для таких случаев лекарств у нас и нет: никаких мазей не поставляется – нет их в федеральном перечне бесплатных лекарств. Есть обезболивающие, но понятно, что это не решение проблемы».

Крачева вообще склонна критиковать политику здравоохранения в России. «Даже в 90-е годы в большинстве сел работали фельдшерско-акушерские пункты, – говорит она. – Теперь их нет вообще. То есть случись что-то в деревне Кривец, которая в восьми километрах от нас, медицинскую помощь до моего прибытия оказать будет некому. А ведь иногда счет идет на минуты. А ведь согласно нормативам, скорая помощь должна приезжать к больному в течение 20 минут. У нас ближайшая карета скорой помощи с необходимым оборудованием находится в районном центре – за 60 километров отсюда. Даже в лучшем случае они успеют приехать на место только через 40-50 минут после вызова, а если учитывать качество дорог, то на это потребуется больше часа».


Исчезающая больница

В поселке Морки, районном центре республики Марий Эл, также закрывается районная больлница.

Местные жители рассказывают, что в 2006 году больница имела 320 больничных коек. В октябре 2013 года осталось 180 коек. Сейчас власти хотят сократить еще 140.

«Родильное отделение сокращено полностью, – говорит жительница поселка Морки Нина Емельянова. – Беременным приходится ехать в Йошкар-Олу за 120 километров. Это два часа по заасфальтированной еще в 1980-х годах дороге. Представляете, какие там ямы? При этом из-за массового закрытия роддомов в республике мест в родильных палатах Йошкар-Олы для всех не хватает. Роженицам приходится останавливаться у знакомых или снимать гостиницу вплоть до наступления схваток. Но самое страшное в том, что из-за отсутствия в Моркинской ЦРБ (центральной районной больнице – прим. ред.) акушера-гинеколога и невозможности быстро доставить роженицу в роддом, уже зафиксированы два летальных исхода – один раз погибла мама, не доехав до больницы, другой раз – ребенок».

Жители Морок знают, почему в их больнице не хватает врачей-специалистов.

«Никто не хочет ехать сюда на зарплату 6 900 рублей, – говорит бывшая медсестра моркинской больницы Елена Михалева. – Я работала в больнице до февраля этого года. Зарплата была 5 200 рублей. Это чуть выше прожиточного минимума (4800 рублей – прим.ред.). Потом мою ставку сократили вместе с еще 10 ставками медсестер – теперь в больнице только 7 человек младшего медицинского персонала. Но Вы понимаете, что у нас в районе живет 32 тыс человек? К тому же в селах сейчас участковые больницы сократили – люди к нам едут, а мы им помочь не можем – рук не хватает».

Сокращение фельдшерско-акушерских пунктов в России, которое, по мнению самих врачей, нанесло колоссальный урон российскому здравоохранению, началось в 2011 году. Тогда в рамках президентской программы модернизации здравоохранения все фельдшерско-акушерские пункты и участковые больницы были переведены на финансирование из Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС). До этого они финансировались из бюджетов регионов. ФОМС выдвинул свое требование к медучреждениям: принимать не менее 3,6 тыс человек в год. Именно это требование оказалось для многих участковых больниц непосильным. Единой статистики по количеству сокращенных медицинских учреждений нет, и масштабы сокращения больниц в разных регионах разнятся. В Фаленском районе Кировской области в результате реформы было сокращено 5 фельдшерско-акушерских пунктов из 27, а в Оленинском районе Тверской области – 20 из 27.

Единственное, что сейчас очевидно – интенсивно вкладывать деньги в здравоохранение правительство России не намерено. В бюджете на 2015 год расходы на здравоохранение предусмотрены в размере 406 млрд руб (в 2014 году на медицину было потрачено 462,5 млрд руб). Для сравнения: расходы страны на оборону в грядущем году составят 2,9 триллиона рублей.


Ссылка на источник